Личный опыт. Новогоднее приключение под полярным сиянием

Личный опыт. Новогоднее приключение под полярным сиянием

Мы с женой встречали Новый год в самых экстремальных местах нашей страны. Однажды поехали на Ямал, нашли там стойбище оленеводов и в минус сорок отмечали Новый год под сполохами полярного сияния в настоящем ненецком чуме. Последний Новый год мы встречали на Сахалине, в одиноком домике на берегу Охотского моря, в полном отрыве от цивилизации посреди заснеженной тундры во время пурги. А ближайшие новогодние праздники будем отмечать в маленькой избе посреди глухой тайги на границе северной Карелии. В планах встретить новый год в Арктике и где-нибудь на Эльбрусе.

Но в этот раз мы расскажем о самой любимой новогодней поездке — на Ямал.

Новый Год никогда не был для нас тихим и уютным. Мы любим путешествовать, любим мороз и снег, и любим предаваться нетронутой белизне декабря там, где всего этого в избытке. Обычно наши зимние экспедиции проходили на Кавказе, в Карелии или на Байкале. Но давно хотелось посмотреть, как живут люди зимой вдали от цивилизации. В холодное время дорожная сеть страны преображается — многие грунтовые дороги становятся недоступны, но зато с морозами появляются зимники, соединяющие по замерзшим рекам и болотам самые отдаленные регионы страны. Поэтому после недолгих раздумий наш выбор пал на полуостров Ямал, куда не ведут автомобильные дороги летом, зато зимой прокладывают целую сеть зимников.

Для такого серьезного путешествия пришлось подготовить и наш автомобиль, установив на него подогреватель двигателя и лебедку. Зимнюю дорогу на север длиной почти две тысячи километров мы преодолели почти без приключений, но после приезда в Салехард все самое интересное еще ждало нас впереди. Нашей целью было найти стойбище кочующих оленеводов, поэтому мы пересели в Салехарде на вездеход с огромными колесами и отправились покорять целину в заснеженной лесотундре.

Спустя несколько часов после преодоления ледовой переправы через Обь на горизонте замаячили треугольнички ненецких чумов. Семья ненцев, потомственных оленеводов, гостеприимно пригласила нас в свое жилище. На Ямале в конце декабря мороз обычно переваливает за 30 и подкрадывается к 40. Но внутри чума оказалось не просто тепло, а даже жарко. Металлическая печка топилась большими сухими поленьям и стоять рядом с ней в зимней одежде было невозможно. Поэтому мы в первый же вечер отправились на съемку зимней ночи. Снаружи чум покрывает около двух сотен оленьих шкур, а посередине, из самой его макушки, сквозь скрещенные жерди выходит печной дым и пробивается свет от керосиновой лампы.

Ненцы не отмечают Новый год, точнее отмечают его в другое время и целых два раза — в ноябре, когда все замерзает, и в июне, когда сходят снега. Поэтому мы отметили Новый год тихо и скромно, вдвоем попивая чай с олениной внутри чума у печки. Но настоящий подарок нас ждал на морозе, где на черном небе разливалось зеленое зарево полярного сияния! Это потрясающее ощущение — стоять посреди лесотундры, в темноте, на морозе, и еле гнущимися пальцами давить кнопки на камере в надежде успеть запечатлеть это явление.
Порывы ветра доносили звуки потрескивающих в чуме дров и запах разгорающихся лиственничных поленьев. Снежные иглы на деревьях и зеленые мерцания в небе, запахи свежей хвои и фырканье оленей вдалеке — всё это создавало неповторимую ауру зимней ночной лесотундры. Всего пару часов назад здесь на нартах весело катались дети, а вокруг, хрустя снегом, сновали олени и размахивающие арканами взрослые. Висевшее над горизонтом солнце хоть и не грело, но создавало иллюзию комфорта. А когда пришло время длинной и темной ночи, не стало ничего уютней хохолка тусклого света, вырывающегося из теплого чума.

На следующее утро небо вновь оказалось раскрашено, но уже в розовые цвета — медленное выползающее из-за горизонта северное солнце подсветило низкие зацепившиеся за горы облака. Оленеводы отправились собирать стадо, чтобы устроить традиционную пилку рогов, призвав на помощь товарищей с соседнего стойбища. Это было очередное представление, которое позволило нам с головой окунуться в нелегкую жизнь кочевых ненцев и увидеть их тяжелый труд со стороны.

 

Вся жизнь у оленеводов привязана к стаду. Северные олени питаются ягелем, поэтому чтобы им хватало корма, стадо нужно передислоцировать каждые пару недель. Оттого набор снаряжения ненцев хорошо продуман и не имеет ничего лишнего. Олень дает человеку еду, тепло и кров, а вот воду приходится добывать из снега. Но ненцы научились преодолевать все трудности походя и с легкой руки, поэтому занимаясь традиционным оленеводством они вполне счастливы даже вдалеке от городов и сёл.

Потом было еще множество интересных событий и длинный путь в цивилизацию на снегоходах и оленьей упряжке. А дома мы еще несколько месяцев вспоминали эту сказочную поездку на Ямал, вкушая привезенную от ненцев оленину. Полярное сияние и чумы, олени и крепкий мороз, длинная дорога и добрые ненцы подарили нам самый чудесный в жизни Новый год, который надолго остался как в нашей памяти, так и на наших фотографиях.

Кирилл Уютнов
Екатерина Васягина
www.photojourneys.ru